Рассказы Бунина

На даче


 

I

  
   Окна в сад были открыты всю ночь. А деревья раскидывались густой листвой возле самых окон, и на заре, когда в саду стало светло, птицы так чисто и звонко щебетали в кустах, что отдавалось в комнатах. Но еще воздух и молодая майская зелень в росе были холодны и матовы, спальни дышали сном, теплом и покоем.
   Дом не походил на дачный; это был обыкновенный деревенский дом, небольшой, но удобный и покойный. Петр Алексеевич Примо, архитектор, занимал его уже пятое лето. Сам он больше бывал в разъездах или в городе. На даче жила его жена, Наталья Борисовна, и младший сын, Гриша. Старший, Игнатий, только что кончивший курс в университете, так же, как и отец, появлялся на даче гостем: он уже служил.
   В четыре часа в столовую вошла горничная. Сладко зевая, она переставляла мебель и шаркала половой щеткой. Потом она прошла через гостиную в комнату Гриши и поставила у кровати большие штиблеты на широкой подошве без каблука.
   Гриша открыл глаза.
   - Гарпина! - сказал он баритоном.
   Гарпина остановилась в дверях.
   - Чого? - спросила она шепотом.
   - Поди сюда.
   Гарпина покачала головой и вышла.
   - Гаприна! - повторил Гриша.
   - Та чого вам?
   - Поди сюда... на минутку.
   - Hе пiду, хоч зарiжте!
   Гриша подумал и крепко потянулся.
   - Ну, пошва вон!
   - Бариня загадали вчора спитать вас, чи поОдете у город?
   - А дальше?
   - Казали, щоб не Оздили, бо барин cьoгoлнi прыОдуть.
   Гриша, не отвечая, обувался.
   - Повотенце? - спросил он громко.
   - Та на столi - он! Не збудiть бариню...
   Заспанный, свежий и здоровый, в сером шелковом картузе, в широком костюме из легкой материи, Гриша вышел в гостиную, перекинул через плечо мохнатое полотенце, захватив стоявший в углу крокетный молоток, и, пройдя переднюю, отворил дверь на улицу, на пыльную дорогу.
   Дачи в садах тянулись направо и налево в одну линию. С горы открывался обширный вид на восток, на живописную низменность. Теперь все сверкало чистыми, яркими красками раннего утра. Синеватые леса темнели по долине; светлой, местами алой сталью блестела река в камышах и высокой луговой зелени; кое-где с зеркальной воды снимались и таяли полосы серебряного пара. А вдали широко и ясно разливался по небу оранжевый свет зари: солнце приближалось...
Далее