Рассказы Горького

Челкаш


 

куда-то   из-за   бунта   товара   вывернулся   таможенный    сторож,
темно-зеленый, пыльный и воинственно-прямой. Он  загородил  дорогу  Челкашу,
встав перед ним в вызывающей позе, схватившись левой рукой за ручку кортика,
а правой пытаясь взять Челкаша за ворот.
     - Стой! Куда идешь?
     Челкаш отступил шаг назад, поднял глаза на сторожа и сухо улыбнулся.
     Красное, добродушно-хитрое лицо служивого пыталось  изобразить  грозную
мину, для чего надулось, стало круглым, багровым, двигало бровями,  таращило
глаза и было очень смешно.
     - Сказано тебе - в гавань не смей ходить, ребра изломаю! А ты опять?  -
грозно кричал сторож.
     - Здравствуй, Семеныч!  мы  с  тобой  давно  не  видались,  -  спокойно
поздоровался Челкаш и протянул ему руку.
     - Хоть бы век тебя не видать! Иди, иди!..  Но  Семеныч  все-таки  пожал
протянутую руку.
     - Вот что скажи, -  продолжал  Челкаш,  не  выпуская  из  своих  цепких
пальцев руки Семеныча и приятельски-фамильярно потряхивая ее, - ты Мишку  не
видал?
     - Какого еще Мишку? Никакого Мишки не знаю!  Пошел,  брат,  вон!  а  то
пакгаузный увидит, он те...
     - Рыжего, с которым я прошлый раз работал на  "Костроме",  -  стоял  на
своем Челкаш.
     - С которым воруешь вместе, вот как скажи! В больницу его свезли, Мишку
твоего, ногу отдавило чугунной штыкой. Поди, брат, пока честью просят, поди,
а то в шею провожу!..
     - Ага, ишь ты! а ты говоришь - не знаю Мишки... Знаешь вот. Ты чего  же
такой сердитый, Семеныч?..
     - Вот что, ты мне зубы не заговаривай, а иди!.. Сторож начал  сердиться
и, оглядываясь по сторонам,  пытался  вырвать  свою  руку  из  крепкой  руки
Челкаша. Челкаш спокойно посматривал на него из-под своих густых  бровей  и,
не отпуская его руки, продолжал разговаривать:
     - Ты не торопи меня. Я вот наговорюсь с  тобой  вдосталь  и  уйду.  Ну,
сказывай, как живешь?.. жена, детки - здоровы? -  И,  сверкая  глазами,  он,
оскалив зубы насмешливой улыбкой, добавил: - В гости к  тебе  собираюсь,  да
все времени нет - пью все вот...
     - Ну, ну, - ты это брось! Ты, - не шути, дьявол костлявый! Я,  брат,  в
самом деле... Али ты уж по домам, по улицам грабить собираешься?
     - Зачем? И здесь на наш с тобой  век  добра  хватит.  Ей-богу,  хватит,
Семеныч! Ты, слышь, опять два места мануфактуры слямзил?.. Смотри,  Семеныч,
осторожней! не попадись как-нибудь!..
     Возмущенный Семеныч затрясся, брызгая слюной и пытаясь что-то  сказать.
Челкаш отпустил его руку и спокойно зашагал длинными ногами назад к  воротам
гавани. Сторож, неистово ругаясь, двинулся за ним.
     Челкаш повеселел; он тихо посвистывал сквозь зубы  и,  засунув  руки  в
карманы штанов, шел медленно, отпуская направо  и  налево  колкие  смешки  и
шутки. Ему платили тем же.
     - Ишь ты, Гришка, начальство-то как тебя оберегает! - крикнул кто-то из
Далее