Проза

Чувствительный и холодный


Дух системы заставлял разумных людей  утверждать  многие  странности  и
даже нелепости: так, некоторые  писали  и  доказывали,  что  наши  природные
способности и свойства одинаковы; что обстоятельства и случаи воспитания  не
только образуют  или  развивают,  но  и  дают  характер  человеку  вместе  с
особенным умом и талантами; что Александр в других обстоятельствах мог  быть
миролюбивым брамином, Эвклид -  автором  чувствительных  романов,  Аттила  -
нежным пастушком, а Петр Великий - обыкновенным человеком! Если  бы  надобно
было опровергать явную ложь, то мы представили  бы  здесь  множество  хорошо
воспитанных, множество ученых людей, которые имеют все, кроме  -  чувства  и
разума... Нет! Одна природа творит и дает: воспитание только образует.  Одна
природа сеет: искусство или наставление  только  поливает  семя,  чтобы  оно
лучше и совершеннее распустилось. Как ум, так и характер людей есть дело ее:
отец, учитель, обстоятельства могут помогать его дальнейшим развитиям, но не
более.  -  Привязывает  ли  натура  умственные  способности  и  нравственные
свойства к некоторым особенным формам или действиям физического состава,  мы
не знаем: это ее тайна. Система Лафатера и доктора Галя кажется нам  по  сие
время одною игрою
воображения. Сам почтенный и благоразумный Кабанис, изъясняя  свойством
твердых частей и жидкостей счастье и несчастье жизни - нрав, страсти, печаль
и веселье, - не берется размерить и развесить  по-аптекарски,  сколько  чего
надобно для произведения гения, математика,  философа,  стихотворца,  злодея
или добродетельного мужа.
     Как бы то ни было, мы видим в свете людей умных и чувствительных, умных
и  холодных,  от  колыбели  до  гроба,  согласно  с  русскою  пословицею;  и
нравственное свойство их так независимо от воли, что все убеждения рассудка,
все твердые намерения перемениться нравом остаются  без  действия.  Лафонтен
сказал:

     Мы вечно то, чем нам быть в свете суждено.
     Гони природу в дверь: она влетит в окно!
 
     Правда, что сию  неволю  знают  одни  чувствительные;  холодные  всегда
довольны собою и не желают перемениться. Одно такое замечание не  доказывает
ли, что выгода и счастие на стороне последних? Первые, без  сомнения,  живее
наслаждаются; но как в жизни более горестей, нежели удовольствий, то  слабее
чувствовать те  и  другие  есть  выигрыш.  "Боги  не  дают,  а  продают  нам
удовольствия", - сказал  греческий  трагик;  "И  слишком  дорого",  -  можно
примолвить, так что мы с покупкою остаемся в глупцах. Но чувствительный есть
природный мот: он видит свое разорение, борется с собою и все покупает.
     Однако ж, любя справедливость, заметим и свойственные ему преимущества.
Равнодушные люди бывают во всем благоразумнее, живут смирнее в свете,  менее
Далее