Поэзия

К ДОБРОДЕТЕЛИ


 ты, которая была
  В глазах моих всегда прелестна,
  Душе моей всегда мила
  И сердцу с юности известна!
  Вхожу в святилище твое;
  Объемлю, чувством вдохновенный,
  Твой жертвенник уединенный!
  Одно усердие мое
  Дает мне право не чуждаться
  Твоих священных алтарей
  И в пламенной душе моей
  Твоим блаженством наслаждаться!

  Нет дел моих перед тобой!
  Не сыпал злата я на бедных:
  Мне злата не дано судьбой;
  Но глаз заплаканных, лиц бледных
  Не мог без грусти замечать;
  Дружился в сердце с угнетенным
  И жалобам его священным
  Любил с прискорбием внимать;
  Любил суды правдивы рока,
  Невинных, добрых торжество.
  "Есть гроб, бессмертье, божество!" -
  Я мыслил, видя троп порока.

  Нет, нет! я не был ослеплен
  Сим блеском, сколь он ни прекрасен!
  Дракон на время усыплен,
  Но самый сон его ужасен.
  Злодей на Этне строит дом,
  И пепел под его ногами;
  Там лава устлана цветами
  И в тишине таится гром.
  Пусть он не знает угрызенья!
  Он недостоин знать его.
  Бесчувственность есть ад того,
  Кто зло творит без сожаленья.

  Нет, в мыслях я не унижал
  Твоих страдальцев, Добродетель:
  Жалеть об них я не дерзал!
  В оковах раб, в венце владетель
  Равно здесь счастливы тобой.
  Твоею силой укрепленный,
  На место казни возведенный,
  Достоин зависти герой:
  У ног его лежит вселенна!
  Он нам оставит тленный прах,
  Но дух его на небесах -
  Душа сама собой блаженна.

  Когда мир целый трепетал,*
  Волнуемый страстями злыми, -
  Мой взор знамен твоих искал:
  Я сердцем следовал за ними!
  Творил обеты... слезы лил
  От радости и скорби тайной...
  Кто в век чудесный, чрезвычайный
  Призраком не обманут был?
  Когда ж людей невинных кровью
  Земля дымиться начала,
  Мне свет казался адом зла...
  Свободу я считал любовью!..
  * Во время революции.

  Я был игралищем страстей,
  Родясь с чувствительной душою:
  Их огнь пылал в груди моей;
  Но сердце с милою мечтою
  Всегда сливало образ твой.
  Прости!.. Ах! лета заблуждений
  Текут стезею огорчений;
  Нам страшен в младости покой
  И тернием любезны розы!..
  Я жертвой, не тираном был
  И в нежных горестях любил
  Свои, а не чужие слезы!
  Не совестью, одной тоской
  Я в жизни более терзался;
  Виновный только пред собой,
  Сквозь слезы часто улыбался!
  Когда же, сердцем увлечен,
  Не помнил я, в восторгах страсти,

  Твоей, о Добродетель! власти
  И, блеском счастья ослеплен,
  Спешил за ним на путь неправый, -
  Я был загадкой для себя:
  Как можно столь любить тебя
  И нарушать твои уставы!

Далее