Поэзия

ЛАВИНИЯ (ОСЕННЯЯ ПОВЕСТЬ)* Перевод с английского


* В II ч. "Детского чтения" напечатан вольный прозаический перевод сей
  повести. Кажется, что в сем новом метрическом переводе удержано более красот
  подлинника; и потому можно надеяться, что читателям будет он не неприятен.

  Любезная душой, Лавиния младая,
  Имела перед сим приятелей, друзей,
  И счастье в день ее рожденья улыбалось.
  Но вдруг лишась всего во цвете юных лет,
  Лишась подпоры всей - кроме подпоры неба,
  Невинности своей, - она и мать ея,
  Беднейшая вдова и в старости больная,
  Под кровом шалаша спокойно жизнь вели
  В излучинах лесов, среди большой долины,
  Уединенной тьмой густых, ветвистых древ,
  Но более стыдом и скромностью укрыты.
  Оставя свет, они хотели избежать
  Презрения людей, и ветреных и гордых,
  Которые в бедах невинность не щадят.
  Они питались там почти единым даром
  Простого Естества, подобно птицам тем,
  Которые свои приятнейшие песни
  В забаву пели им; - довольны были всем,
  Не думая о том, чем завтра им питаться.
  Сколь роза на заре бывает ни свежа,
  Когда листы ее окроплены росою,
  Лавиния была свежее розы сей.
  Как лилия, как снег, лежащий на Кавказе,
  Была она чиста. В очах ее всегда
  Достоинства души кротчайшие сияли -
  Все влажные лучи ее прекрасных глаз,
  Потупленных всегда, в цветы рекой лилися.
  Когда же мать ее рассказывала ей,
  Чем некогда судьба коварная им льстила,
  Она, внимая ей, задумчива была,
  И слезы у нее в глазах светло блистали,
  Как росная звезда сияет ввечеру.
  Приятность Естества, размеренная стройно,
  Блистала в ней везде, во всех ее частях,
  Скрываемых от глаз одеждою простою,
  Которая была превыше всех убранств.
  Любезности чужда вся помощь украшений,
  И без прикрас она прекраснее всегда.
  Не мысля о красе, была она красою,
  Сокрытою в лесах дремучих и больших.
  Как в недрах пустоты седого Апеннина,
  Под тению бугров, рассеянных кругом,
  Восходит юный мирт, неведомый всем людям,
  И сладкую воню во всю пустыню льет, -
  Лавиния цвела сим образом во мраке,
  Не зримая никем. Но некогда пошла
  Понужде хлеб сбирать на поле к Палемону, -
  С улыбкой на устах, с терпением в душе.

  Все жители села гордились Палемоном.
  Он был богат и добр и вел простую жизнь
  Счастливейших веков, в аркадских нежных песнях
  Воспетых издавна, - жизнь сих невинных дней,
  Когда неведом был еще обычай зверской,
  И тот по моде жил, кто жил по Естеству.
  Гуляя по полям и мысль свою вперяя
  В осенни красоты, он вдруг увидел там
  Лавинию в трудах, которая не знала
  Всей силы своея, и, застыдясь, тотчас
  Укрылась от него. Он прелести увидел,

Далее