Поэзия

ПОСЛАНИЕ К ДМИТРИЕВУ В ОТВЕТ НА ЕГО СТИХИ, В КОТОРЫХ ОН ЖАЛУЕТСЯ НА СКОРОТЕЧНОСТЬ СЧАСТЛИВОЙ МОЛОДОСТИ


Конечно так, - ты прав, мой друг!
  Цвет счастья скоро увядает,
  И юность наша есть тот луг,
  Где сей красавец расцветает.
  Тогда в эфире мы живем
  И нектар сладостный пием
  Из полной олимпийской чаши;
  Но жизни алая весна
  Есть миг - увы! пройдет она,
  И с нею мысли, чувства наши
  Лишатся свежести своей.
  Что прежде душу веселило,
  К себе с улыбкою манило,
  Немило, скучно будет ей.
  Надежды и мечты златые,
  Как птички, быстро улетят,
  И тени хладные, густые
  Над нами солнце затемнят, -
  Тогда, подобно Иксиону,
  Не милую свою Юнону,
  Но дым увидим пред собой!*

  И я, о друг мой, наслаждался
  Своею красною весной;
  И я мечтами обольщался -
  Любил с горячностью людей,
  Как нежных братий и друзей;
  Желал добра им всей душею;
  Готов был кровию моею
  Пожертвовать для счастья их
  И в самых горестях своих
  Надеждой сладкой веселился
  Небесполезно жить для них -
  Мой дух сей мыслию гордился!
  Источник радостей и благ
  Открыть в чувствительных душах;
  Пленить их истиной святою,
  Ее нетленной красотою;
  Орудием небесным быть
  И в памяти потомства жить
  Казалось мне всего славнее,
  Всего прекраснее, милее!
  Я жребий свой благословлял,
  Любуясь прелестью награды, -
  И тихий свет моей лампады
  С звездою утра угасал.
  Златое дневное светило
  Примером, образцом мне было...
  Почто, почто, мой друг, не век
  Обманом счастлив человек?

  * Известно из мифологии, что Иксион, желая обнять Юнону, обнял облако и дым.

  Но время, опыт разрушают
  Воздушный замок юных лет;
  Красы волшебства исчезают...
  Теперь иной я вижу свет, -
  И вижу ясно, что с Платоном
  Республик нам не учредить,
  С Питтаком, Фалесом, Зеноном
  Сердец жестоких не смягчить.
  Ах! зло под солнцем бесконечно,
  И люди будут - люди вечно.
  Когда несчастных Данаид*
  Сосуд наполнится водою,
  Тогда, чудесною судьбою,
  Наш шар приимет лучший вид:
  Сатурн на землю возвратится
  И тигра с агнцем помирит;
  Богатый с бедным подружится
  И слабый сильного простит.
  Дотоле истина опасна,
  Одним скучна, другим ужасна;
  Никто не хочет ей внимать,
  И часто яд тому есть плата,
  Кто гласом мудрого Сократа
  Дерзает буйству угрожать.
  Гордец не любит наставленья,
  Глупец не терпит просвещенья -
  Итак, лампаду угасим,
  Желая доброй ночи им.

  * Они в подземном мире льют беспрестанно воду в худой сосуд.

  Но что же нам, о друг любезный,
  Осталось делать в жизни сей,
  Когда не можем быть полезны,
  Не можем пременить людей?
  Оплакать бедных смертных долю

Далее