Басни Крылова

Пестрые Овцы


 

  Лев пестрых невзлюбил овец.
 Их просто бы ему перевести не трудно;
    Но это было бы неправосудно -
    Он не на то в лесах носил венец,
 Чтоб подданных душить, но им давать расправу;
 А видеть пеструю овцу терпенья нет!
 Как сбыть их и сберечь свою на свете славу?
        И вот к себе зовет
    Медведя он с Лисою на совет -
        И им за тайну открывает,
 Что видя пеструю овцу, он всякий раз
    Глазами целый день страдает
 Я что придет ему совсем лишиться глаз,
 И, как такой беде помочь, совсем не знает.
 "Всесильный Лев! - сказал, насупяся, Медведь, -
    На что тут много разговоров?
         Вели без дальних сборов
 Овец передушить. Кому о них жалеть?"
 Лиса, увидевши, что Лев нахмурил брови,
 Смиренно говорит: "О царь! наш добрый царь!
 Ты, верно, запретишь гнать эту бедну тварь -
    И не прольешь невинной крови.
 Осмелюсь я совет иной произнести:
 Дай повеленье ты луга им отвести,
 Где б был обильный корм для маток
 Я где бы поскакать, побегать для ягняток;
 А так как в пастухах у нас здесь недостаток,
    То прикажи овец волкам пасти.
    Не знаю, как-то мне сдается,
 Что род их сам собой переведется.
 А между тем пускай блаженствуют оне;
 И что б ни сделалось, ты будешь в стороне".
 Лисицы мнение в совете силу взяло
 И так удачно в ход пошло, что, наконец,
    Не только пестрых там овец -
         И гладких стало мало.
 Какие ж у зверей пошли на это толки?
 Что Лев бы и хорош, да все злодеи волки.

1821-1823

Примечания

Предназначалась Крыловым для седьмой книги басен в издании 1825 г., но не была пропущена цензурой и при жизни автора в печати не появлялась (опубликована впервые в журнале "Русский архив", 1867, вып.3).
Предполагают, что в этой басне содержится отклик на дело о вольнодумстве петербургских профессоров. В конце 1821г. исполняющий обязанности попечителя Петербургского учебного округа Д. П. Рунич доносительски обвинил К. Ф. Германа, Э. С. Раупаха, К. И. Арсеньева и А. И. Галича в том, что читаемые ими курсы напитаны "противным христианству духом".
Дело это тянулось в течение нескольких лет.