Басни Крылова

Троеженец


 

 Какой-то греховодник
Женился от живой жены еще на двух.
      Лишь до Царя о том донесся слух
      (А Царь был строг и не охотник
      Таким соблазнам потакать),
Он Многоженца вмиг велел под суд отдать
И выдумать ему такое наказанье,
      Чтоб в страх привесть народ
И покуситься бы никто не мог вперед
      На столь большое злодеянье:
"А коль увижу-де, что казнь ему мала,
Повешу тут же всех судей вокруг стола".
      Судьям худые шутки:
  В холодный пот кидает их боязнь.
      Судьи толкуют трои сутки,
Какую б выдумать преступнику им казнь.
Их есть и тысячи; но опытами знают,
Что все они людей от зла не отучают.
Однако ж, наконец, их надоумил бог.
Преступник призван в суд для объявленья
         Судейского решенья,
      Которым, с общего сужденья,
Приговорили: жен отдать ему всех трех.
      Народ суду такому изумился
И ждал, что Царь велит повесить всех судей;
      Но не прошло чет_ы_рех дней,
      Как Троеженец удавился;
И этот приговор такой наделал страх,
   Что с той поры на трех женах
   Никто в том царстве не женился.

1814

Примечания

Непосредственным поводом для написания басни явился бракоразводный процесс военного историка Е. Б. Фукса, который, не дождавшись окончания бракоразводного процесса со второй женой, вступил в третий брак, перейдя из лютеранского вероисповедания в православное.