Басни Крылова

Ворона и Курица


 

 Когда Смоленский Князь,
Противу дерзости искусством воружась,
      Вандалам новым сеть поставил
   И на погибель им Москву оставил,
Тогда все жители, и малый и большой,
      Часа не тратя, собралися
   И вон из стен московских поднялися,
      Как из улья пчелиный рой.
Ворона с кровли тут на эту всю тревогу
      Спокойно, чистя нос, глядит.
      "А ты что ж, кумушка, в дорогу?-
      Ей с возу Курица кричит.-
      Ведь говорят, что у порогу
         Наш супостат".
   "Мне что до этого за дело?-
Вещунья ей в ответ.- Я здесь останусь смело.
      Вот ваши сестры - как хотят;
   А ведь Ворон ни жарят, ни варят:
   Так мне с гостьми не мудрено ужиться,
   А может быть, еще удастся поживиться
   Сырком, иль косточкой, иль чем-нибудь.
   Прощай, хохлаточка, счастливый путь!"
      Ворона подлинно осталась;
      Но вместо всех поживок ей,
Как голодом морить Смоленский стал гостей -
      Она сама к ним в суп попалась.
              ____________

Так часто человек в расчетах слеп и глуп.
За счастьем, кажется, ты по пятам несешься;
      А как на деле с ним сочтешься -
      Попался, как ворона в суп!

1812

Примечания

Напечатана впервые в журнале "Сын отечества" (1812, ч. II, N2 8). В басне использована помещенная в предыдущем номере этого журнала заметка, рассказывающая о том, что "в Москве французы ежедневно ходили на охоту - стрелять ворон и не могли нахвалиться своим soupe aux sorbeaux (супом из ворон). Теперь можно дать отставку старинной русской пословице "Попал, как кур во щи", а лучше говорить: "Попал, как ворона во французский суп!"

Смоленский князь - главнокомандующий М. И. Кутузов был пожалован этим титулом в начале ноября 1812 г.