Басни Крылова

Дуб и Трость


 

С Тростинкой Дуб однажды в речь вошел.
"Поистине, роптать ты вправе на природу,-
Сказал он,- воробей, и тот тебе тяжел.
Чуть легкий ветерок подернет рябью воду,
   Ты зашатаешься, начнешь слабеть,
   И так нагнешься сиротливо,
   Что жалко на тебя смотреть.
Меж тем как, наравне с Кавказом, горделиво,
Не только солнца я препятствую лучам,
Но, посмеваяся и вихрям и грозам,
      Стою и тверд и прям,
Как будто б огражден ненарушимым миром:
Тебе все бурей - мне все кажется зефиром.
   Хотя б уж ты в окружности росла,
Густою тению ветвей моих покрытой,
От непогод бы я быть мог тебе защитой,
      Но вам в удел природа отвела
Брега бурливого Эолова владенья:
Конечно, нет совсем у ней о вас раденья".-
      "Ты очень жалостлив,- сказала Трость в
                                     ответ,-
Однако не крушись: мне столько худа нет.
   Не за себя я вихрей опасаюсь:
      Хоть я и гнусь, но не ломаюсь -
   Так бури мало мне вредят;
Едва ль не более тебе они грозят!
То правда, что еще доселе их свирепость
      Твою не одолела крепость,
И от ударов их ты не склонял лица:
      Но - подождем конца!"
   Едва лишь это Трость сказала,
   Вдруг мчится с северных сторон,
И с градом и с дождем шумящий аквилон.
Дуб держится,- к земле Тростиночка припала.
   Бушует ветр, удвоил силы он,
      Взревел - и вырвал с корнем вон
Того, кто небесам главой своей касался
И в области теней пятою упирался.

1805

Примечания

Первая (наряду с "Разборчивой невестой") из напечатанных в начале XIX века басен Крылова; в "Московском зрителе" (1806, ч. I, январь) напечатаны под общим заглавием "Две басни для С. К. Бкндфвой" - имелась в виду Софья (Ивановна!) Бенкендорф, дочь петербургских знакомых писателя.