Пьесы Островского

Воевода (Сон на Волге)


   Слушайте-послушАйте, государевы люди, старшие и меньшие и всякого чина люд, от мала и до велика! По великого государи наказу, ведомо вам буди, чтобы вы посадские и уездных всяких чинов люди и сотские, и пятидесятские, и десятские разбойников и татей и смертных убойцев и ведунов и всяких воровских людей у себя не таили и не держали и, имая их, приводили к воеводе. А буде ж вы, посадские и уездных всяких чинов люди и сотские, и пятидесятские, и десятские, забыв страх Божий и не помня душ своих, учнете разбойников и татей и убойцев и ведунов и всяких воровских людей у себя держать и таить и понаровки им чинить; а после того те воры и ведуны в сыску будут мимо вас, и учнут на вас говорить, что вы их знали и воровство за ними ведали, и ведая то их воровство, таили и их укрывали и про них не объявливали, и тем людям, кто таких воров учнет укрывать и у себя держать и воровство их таить, от великого государя быть в смертной казни, безо всякого милосердия, а дворы и животы взяты будут на великого государя бесповоротно и разданы в исцовы иски. (Идет к посаду, дети за ним.) 

    Тыра 
   Проваливай подале, мы слыхали! 

    Брусенин 
   Не первый раз, не новая новинка! 

    Цаплин 
   Мы думали, что свежи, ан всё те же. 

    Земский староста 
   Разбойников и татей и убойцев 
   В посаде нет, разбойничья приезду 
   Не держим мы; так нИпочто и кликать. 

    Смирной 
   Да кличь не кличь, немного проку будет, 
   Коль не ловить. По селам, по деревням 
   Разбойники и днем и ночью грабят, 
   По пустошам становятся станами, 
   Имать бы их! 

    Дружина 
   Твоими бы устами 
   Да меду пить! А кто имать-то будет? 
   Стрельцов у нас, людей служилых мало, 
   Шалыгину и на посаде дела 
   Довольно есть. 

    Староста 
   Ему бы и искать-то. 

    Смирной 
   Не до воров ему, поминки любит... 
   И сысканных-то в люди распускает, 
   Берет на них и сто рублев, и больше. 

    Дружина 
   А я скажу, что воевода сыщик 
   Лихой у нас. Он девок на посаде 
   Да по клетям добро как раз разыщет, 
   Не утаишь. 

    Смирной 
   Потянет, так без сыску 
   И сам отдашь, пустил бы только душу 
   Покаяться. Терпенья нам не стало! 
   Чему не быть, а надоть челобитье 
   Царю писать. 

    Дружина 
   Храни Господь, помилуй! 
   От рук его никто не упасется: 
   Воров берет из тюрем, научает 
   Поклепом нас, посадских, обносить. 
   Ты ничего не ведаешь, не знаешь, 
   А он по воровской язычной молвке 
   Берет тебя без сыску и пытает 
   Без царского указу, — мукой мучит, 
   Огнем палит. 

    Смирной 
   Да с пыток-то поминки 
   Берет на нас, на выкуп выпускает, 
   Испродает напрасно. 

    Дружина 
   Обижает 
   Два года нас. Довольно потерпели, 
   Пора писать и челобитье. 

    Староста 
   Слышу 
   Давно уж я, что надо челобитье 
   Царю послать, да только разговоры, 
   А дела нет. 

    Смирной 
   Москва нам дорога, 
   Доймет тебя московской волокитой. 

    Староста 
   Ну брат, ау! Коль завязалась драка, 
   Так не жалей волос. Во что б ни стало, 
   Уж только бы избыть его от нас: 
   Московские убытки разверстаем. 

Назад Далее