Пьесы Островского

Козьма Захарьич Минин, Сухорук


Драматическая хроника в пяти действиях, с эпилогом, в стихах 
   [1-я редакция] 
   
   ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ 
   [25 августа 1611 года] 
   
   ЛИЦА: 
   
   Козьма Захарьин Минин, Сухорук, земский староста [1] Нижнего посада. 
   Иван Иванович Биркин, стряпчий, присланный в Нижний Ляпуновым для совету. 
   Василий Семенов, дьяк, старый человек. 
   Алексей Михайлович Поспелов, боярский сын. 
   Петр Аксенов, старик, богатый торговый человек. 
   Баим Колзаков, стрелецкий сотник. 
   Роман Пахомов, боярский сын, 
   Родион Мосеев, посадский, гонцы из Москвы. 
   Василий Лыткин (лет пятидесяти), 
   Павел Темкин (лет тридцати пяти), 
   Семен Губанин (лет двадцати), торговые люди. 
   Гриша, юродивый мальчик. 
   Павлик (писчик), писарь Биркина. 
   Марфа Борисовна, богатая вдова. 
   Всякие люди нижегородские обоего пола. 
   

    Часть Нижнего посада, близ Кремля: направо и налево деревянные лавки, на заднем плане деревянный гостиный двор, за ним видна гора и стены Кремля; налево, в заднем углу, на пригорке, башня и ворота в Кремль. Направо продолжение Нижнего посада. Вдоль лавок деревянные мостки с навесом для пешеходов; у растворов скамьи и раздвижные стулья. 
   
   ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ 
   

    В гостином дворе торговцы в лавках и у лавок; проходит народ, некоторые останавливаются и покупают разные вещи. Слышны голоса: "Здесь рукавицы, шапки, кушаки! Гляди, зипун! Из Решмы, с оторочкой". Петр Аксенов сидит на скамье у своей лавки (крайней справа). Василий Лыткин входит, отпирает крайнюю лавку с противоположной стороны; заставляет ее скамьей и подходит к Аксенову. 


    Аксенов 
   Здорово ль, кум? 

    Лыткин 
   Здорово, Петр Аксеныч. 
   Тебя как милует Господь? 

    Аксенов 
   Спасибо! 
   Живем-таки. Что Господа гневить! 
   Откуда, Вася? 

    Лыткин 
   С низу, из Казани; 
   Да позамешкался в дороге малость. 
   Домашние здоровы ль? 

    Аксенов 
   Все здоровы. 

    Лыткин 
   Не слышно ль из Москвы каких вестей? 

    Аксенов 
   Хорошего не много. 

    Лыткин 
   Да уж где нам! 
   Не до хорошего теперь, Аксеныч! 
   Поменьше бы худого, так и ладно. 

    Аксенов 
   Толкуют много. Может, что и есть 
   Новее, только хуже уж навряд ли. 

Далее