Пьесы Островского

Не было ни гроша, да вдруг алтын


 

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

ЛИЦА:

М и х е й  М и х е и ч  К р у т и ц к и й, отставной чиновник.
А н н а  Т и х о н о в н а, его жена.
Н а с т я, племянница Крутицкого.
Д о м н а  Е в с и г н е в н а  М и г а ч е в а, мещанка.
Е л е с я, ее сын.
И с т у к а р и й  Л у п ы ч  Е п и ш к и н, купец-лавочник.
Ф е т и н ь я  М и р о н о в н а, его жена.
Л а р и с а, дочь их.
М о д е с т  Г р и г о р ь и ч  Б а к л у ш и н, молодой человек.
П е т р о в и ч, мелкий стряпчий из мещан.
Т и г р и й  Л ь в о в и ч  Л ю т о в, 
квартальный.




Действие происходит лет 30 назад, на самом краю Москвы.
Слева 
от зрителей угол полуразвалившегося одноэтажного каменного дома. На сцену 
выходят дверь и каменное крыльцо
в три ступени и окно с железной решеткой. От 
угла дома идет поперек сцены забор, близ дома у забора рябина и куст
тощей 
акации. Часть забора развалилась и открывает свободный вход в густой сад, за 
деревьями которого видна крыша
дома купца Епишкина. На продолжении забора, 
посереди сцены, небольшая деревянная овощная лавка, за лавкой 
начинается
переулок. У лавки два входа: один с лица с стеклянной дверью, 
другой с переулка открытый. С правой стороны, на первом плане,
калитка, потом 
одноэтажный деревянный дом мещанки Мигачевой; перед домом, в расстоянии не более 
аршина, загородка, за ней подстриженная акация. В переулок видны заборы и за 
ними сады. Вдали панорама Москвы.


ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Епишкин и 
Петрович сидят у лавки и играют в шашки. Мигачева стоит у калитки своего 
дома.

Е п и ш к и н. Фук да в дамки. Ходи!
П е т р о в и ч. Эх-ма! 
Прозевал.
Е п и ш к и н. Ходи!
П е т р о в и ч. Ходи да ходи! Куда тут 
ходить? (Раздумывая.) Куда ходить?
Е п и ш к и н. Ходи!
П е т р о в и ч. 
Пошел.
Е п и ш к и н. Вот тебе карантин, чтобы ты не тарантил.




Входит Лютов.

Убери доску!




Петрович с доской уходит в лавку.


ЯВЛЕНИЕ 
ВТОРОЕ

Епишкин, Мигачева, Лютов.

Л ю т о в (Мигачевой). Там забор у 
тебя, а вот загородка! (Грозит пальцем.)
М и г а ч е в а. Из каких доходов, 
помилуйте! Кабы у меня торговля или что нечто б я... Ах, боже мой! Я бы только, 
Тигрий Львович, для одного вашего удовольствия...
Л ю т о в. А? Что ты 
говоришь?
М и г а ч е в а. Да разве б я не окрасила? Окрасила бы, очень бы 
окрасила. А коли тут худо, в другом месте валится... а какая моя возможность? 
Чем я дышу на свете?
Л ю т о в. Мне что за дело! Чтоб было окрашено!
М и г 
а ч е в а. Будет, будет, только б малость управиться. Хорошо тому, у кого 
довольно награблено, оченно ему можно быть исправным обывателем. Вот с кого 
спрашивать-то надо. Крась да мажь! У нас кому любоваться-то? И народ-то не 
ходит.
Л ю т о в. Без рассуждений! Вот если завтра не будет выкрашено, я 
тогда посмотрю.

Далее