Пьесы Островского

Не сошлись характерами!


     Прежнева (опустив книгу). Это жестоко! это ужасно! я бы никогда так не поступила! Nous autres femmes... {Мы женщины ...} мы... о! мы верим, мы слепо верим, мы никогда не анализируем. Нет, я не стану дальше читать этот роман. Молодой человек хорошего происхождения, красив, умен, служит в военной службе, выражает ей свою любовь таким прекрасным языком... и она... она имела силы отказать ему! Нет, она не женщина! Женщина творение слабое, увлекающееся! Мы живем только сердцем! И как легко нас обмануть! Мы для любимого человека готовы всем пожертвовать. Если мужчины нас и обманывают, что, к несчастью, случается очень часто, то уж в этом виноваты не мы, а они. Они, по большей части, хитры и коварны... мы, женщины, так добры и доверчивы, так готовы всему верить, что только после горьких (задумывается), да горьких опытов убеждаемся в безнравственности обожаемых лиц. (Молчание.) Но нет! мы и после обмана, и даже нескольких обманов, готовы опять увлечься, готовы поверить в возможность чистой и бескорыстной любви. Да! такова наша судьба! Тем более, если все это случится в такой Прекрасной обстановке, как в этом романе. Весна, цветы, прекрасный парк, журчанье вод. Он пришел в охотничьем костюме, с ружьем, собака легла у его ног. Ах! но мужчины... они часто во зло употребляют прекрасные качества нашего нежного сердца, они не хотят знать, сколько страдаем от них мы, бедные женщины! (Молчание.) Конечно, есть и между нас такие, которых весь интерес в жизни составляют низкие материальные расчеты, хозяйственные хлопоты. Но это проза, проза! что бы мне ни говорили, а это проза. Есть даже такие, которые рассуждают о разных ученых предметах не хуже мужчин, но я не признаю их женщинами. Они могут быть умны, учены, но вместо сердца у них лед. (Молчание.) Когда мне приходят такие мысли в голову, я всегда вспоминаю об моем Поле. Ах! сколько он должен иметь успехов между женщинами! Я наперед рада за него. Как приятно это для матери! Ах, дети! дети! (Нюхает спирт и потом звонит.)

                               Входит лакей.

     Лакей. Чего изволите-с?
     Прежнева. Что, барин не приходил еще?
     Лакей. Никак нет-с.
     Прежнева. Когда он придет, пошли его ко мне.
     Лакей. Слушаю-с. (Уходит.)
     Прежнева. Он такой чувствительный, нервный мальчик! Весь в меня. Его бы надобно беречь, лелеять, а я не могу; я не имею средств. После такого прекрасного воспитания он, по несчастию, должен служить. Там эти столоначальники... все они в таких странных фраках... а он такой нервный, такой нервный!., я верю, что его все притесняют, потому что ему все завидуют.

                                Входит Поль.

                                     II

   Прежнева и Поль, безукоризненно одетый, в летнем костюме, с утомленным
                         видом, несколько ломаясь.

     Поль. Bonjour, maman! {Добрый день, мамаша!}
     Прежнева (целует его в лоб). Bonjour, Paul! Откуда ты?
     Поль (садится с другой стороны на диван). Откуда!.. Из того прекрасного места, куда вам угодно было определить меня.
     Прежнева. Что ж делать, Поль!
     Поль. И шел пешком в такой ужасный жар.
     Прежнева. У нас, в этой зале, так хорошо, так прохладно!
     Поль. Да; но зато каково здесь зимой! Все углы сгнили, пол провалился.
     Прежнева. Да, мой друг, теперь наши дела в очень дурном положении.
     Поль. Ваши дела! Какие у вас дела? Отец вон едва дышит, вы тоже уж отжили свой век. Каково мое положение!
     Прежнева. Я тебе верю, мой друг. Я воображаю, как тебе тяжело!
     Поль. Еще бы легко! Вы послушайте меня! По рождению, по воспитанию, по знакомству, ну, наконец, по всему, - поглядите вы на меня с ног до головы, - я принадлежу к лучшему обществу...
     Прежнева. О да.
     Поль. И чего же мне недостает? Ведь это срам, позор! Мне недостает состояния. Да и кому нужно знать, что у меня нет состояния? Я все-таки должен жить так, как они, и вести себя так, как они. Что ж, в мещане, что ли, мне приписаться? Сапоги шить? Нет состояния!., это смешно даже.
     Прежнева. Было, Поль, было.
     Поль. Я знаю, что было, да теперь где? Я знаю больше... я знаю, что вы его промотали.

Назад Далее