Пьесы Островского

Невольницы


Мирон. Три года не видал. Как тогда поженились, так мне от места отказали, молодую прислугу завели. Нет, Марфа Савостьяновна, пожилому на молоденькой жениться не след.


Марфа. Да ведь она не то чтобы очень молоденькая, двадцати пяти лет замуж-то шла.


Мирон. Самый цвет... вполне...


Марфа. Да вот уж три года замужем.


Мирон. Все-таки женщина в полном своем удовольствии; а мы-то с Евдокимом Егорычем уж скоро грибы будем. Старый-то на молодой женится, думает, что сам помолодеет; а заместо того еще скорее рушится, в затхлость обращается.


Марфа. Почему вы так полагаете? Отчего ж бы это?


Мирон. От сумления.


Марфа. Может быть, и правда ваша.


Мирон. Старый человек понимает, что молодая его любить как следует не может; ну, и должен он всякий час ее во всем подозревать; и обязан он, коли он муж настоящий, за каждым ее шагом, за каждым взглядом наблюдать, нет ли какой в чем фальши. А ведь это новая забота, ее прежде не было. А вы сами знаете: не лета человека старят, а заботы.


Марфа. Да, уж настоящего спокою нет.


Мирон. Какой спокой! И я про то ж говорю. Я теперь Евдокима Егорыча - ох! как понимаю. Опять же не из своего круга взята.


Марфа. Какого вам еще круга? Маменька их в заведении, которое для барышень, главная начальница.


Мирон. Мадамина дочь, вроде как из иностранков.


Марфа. Вы это напрасно... Только что обучена на всякие языки, а природы нашей, русской.


Мирон. А промежду себя они?..


Марфа. Ну, конечно, не так, как молодые...


Мирон. Контры выходят?


Марфа. А все ж таки...


Мирон. Стражаются?


Марфа. Что вы, как можно! Несогласия между ними незаметно.


Мирон. И часто у них это бывает?


Марфа. Что?


Мирон. Стражение?


Марфа. Да что вы, какое стражение? Из-за чего им? Живут как следует, как все прочие господа.


Мирон. Ведь вы правды не скажете: женская прислуга всегда за барыню; плутни у вас заодно, а за маклерство вам большой доход. У Евдокима Егорыча, как я вижу, нет никого, чтобы преданный ему человек был: поберечь его некому. Значит, Евдокиму Егорычу верный слуга нужен. Я теперь понял из ваших слов все дело.


Марфа. Вы зачем же к Евдокиму Егорычу?


Мирон. Слышал, что у них камардина нет; так хочу опять к ним проситься.


Марфа. Теперь гости у нас; а подождите немножко в кухне, Мирон Липатыч, по времени я доложу.


Мирон. Что же не подождать! Екстры нет, больше ждали. (Уходит.)


 


Из кабинета входят Стыров и Коблов.


 


 


ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ


 


Стыров, Коблов и Марфа.


 


Стыров (Марфе). Пошли узнать, дома ли Артемий Васильич! Если дома, просить его ко мне.


 


Марфа уходит.


 


Будем продолжать прежний разговор. Я похож на нищего, который вдруг нашел огромную сумму денег и не знает, куда с ними деться, как их уберечь; все боится, чтоб их не украли.


Коблов. О чем вы жалеете, в чем вы раскаиваетесь, я не понимаю.


Назад Далее