Пьесы Островского

Свои собаки грызутся, чужая не приставай


   Матрена. Нет, право, лучше назад отдадим от греха. Кто к нам письма писать станет? Кому нужно! Ведь письма-то пишут, коли дела какие есть али знакомство; а у нас что! 
   Бальзаминова. Какая ты глупая! Ну, слушай: "Его благородию..." 
   Матрена. Ишь ты, "благородию"! 
   Бальзаминова. "Михаилу Дмитриевичу Бальзаминову". 
   Матрена. Ну, да хоть и написано, а все лучше назад отдать; а то еще, пожалуй, солдата-то в ответ введешь перед начальством. Давайте! Что, право! 
   Бальзаминова (кладет письмо в стол). С тобой ведь не сговоришь. Ты смотри, не вошел бы кто в кухню-то! 
   Матрена. Украсть-то там нечего, хошь и войдет кто. (Уходит и возвращается.) Там идет кто-то по двору-то. 
   Бальзаминова. Кто ж такой ? 
   Матрена. Кто его знает! Черный, долговязый такой. Гляди, приказный; а то кому ж! Словно как он бывал тут. 
   Бальзаминова. Устрашимов, должно быть. 

    Матрена уходит. Входит Устрашимов. 
   ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ 

    Бальзаминова и Устрашимов. 

   Устрашимов (кланяется). Михайло дома? 
   Бальзаминова. Нет. Ушел куда-то. 
   Устрашимов (подходит к окну и молча, мрачно смотрит на улицу). Да это верно? 
   Бальзаминова. Ах, батюшка, что мне тебя обманывать-то! 
   Устрашимов (продолжает глядеть в окно). Бывает, иногда (многозначительно) прячутся. Ну, да ведь это не поможет. Нет, шалишь! 
   Бальзаминова. Вы такие странные слова говорите, что и понять вас нет никакой возможности. 
   Устрашимов. Нет, Миша, это, брат, дудки! Атанде-с! 
   Бальзаминова. Вы мне объясните, в чем ваше дело и что вам угодно: так я сыну и передам. 
   Устрашимов (со вздохом, продолжая глядеть в окно). Тут, брат, два года хожено. Это не другое что-нибудь. Этого уступить нельзя. Ты моим несчастьем вздумал воспользоваться! Ты рыть яму ближнему! Погоди еще, может быть, сам туда попадешь! Боже мой, боже мой! Как это случилось? Как это могло случиться! 
   Бальзаминова. Если вы Мишу ждете, так напрасно беспокоите себя: он обыкновенно к ночи приходит. 
   Устрашимов (оборачивается). Нет ли у вас воды? Разве вы не видите: я ужасно расстроен. 
   Бальзаминова. Ах, батюшка, какое же мне дело, что ты расстроен! 
   Устрашимов (садится). Прикажите мне дать воды! Ну, я вас прошу, наконец. 
   Бальзаминова. Что ты, угорел, что ли? Матрена, подай стакан воды! 
   Устрашимов. Да-с, бывают случаи! жизнь не мила, вот оно как-с. Вы этого не понимаете. 
   Бальзаминова. Где понимать! 
   Устрашимов. А отчего? Отчего, я вас спрашиваю? 
   Бальзаминова. Да что ты пристал? 
   Устрашимов. Все от своей гордости да от женского каприза. Вот отчего-с. 

    Матрена входит со стаканом воды на тарелке. 

Назад Далее