Пьесы Островского

Таланты и поклонники


 

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ


 


ЛИЦА:


 


Александра Николаевна Негина, актриса провинциального театра, молодая девица.


Домна Пантелевна, мать ее, вдова, совсем простая женщина, лет за 40, была замужем за музыкантом провинциального оркестра.


Князь Ираклий Стратоныч Дулебов, важный барин старого типа, пожилой человек.


Григорий Антоныч Бакин, губернский чиновник на видном месте, лет 30-ти.


Иван Семеныч Великатов, очень богатый помещик, владелец отлично устроенных имений и заводов, отставной кавалерист, человек практического ума, ведет себя скромно и сдержанно, постоянно имеет дела с купцами и, видимо, старается подражать их тону и манерам; средних лет.


Петр Егорыч Мелузов, молодой человек, кончивший курс в университете и ожидающий учительского места.


Нина Васильевна Смельская, актриса, постарше Негиной.


Мартын Прокофьич Нароков, помощник режиссера и бутафор, старик, одет очень прилично, но бедно; манеры хорошего тона.


 


 


Действие в губернском городе. В первом действии в квартире актрисы Негиной: налево (от актеров) окно,


в глубине, в углу, дверь в переднюю, направо перегородка с дверью в другую комнату; у окна стол,


на нем несколько книг и тетрадей; обстановка бедная.


 


 


ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ


 


Домна Пантелевна (одна).


 


Домна Пантелевна (говорит в окно). Зайди денька через три-четыре; после бенефиста все тебе отдадим! А? Что? О, глухой! Не слышит. Бенефист у нас будет; так после бенефиста все тебе отдадим. Ну, ушел. (Садится.) Что долгу, что долгу! Туда рубль, сюда два... А каков еще сбор будет, кто ж его знает. Вот зимой бенефист брали, всего сорок два с полтиной в очистку-то вышло, да какой-то купец полоумный серьги бирюзовые преподнес... Очень нужно! Эка невидаль! А теперь ярмарка, сотни две уж всё возьмем. А и триста рублей получишь, нешто их в руках удержишь; все промежду пальцев уйдут, как вода. Нет моей Саше счастья! Содержит себя очень аккуратно, ну, и нет того расположения промежду публики: ни подарков каких особенных, ничего такого, как прочим, которые... ежели... Вот хоть бы князь... ну, что ему стоит! Или вот Иван Семеныч Великатов... говорят, сахарные заводы у него не один миллион стоят... Что бы ему головки две прислать; нам бы надолго хватило... Сидят, по уши в деньгах зарывшись, а нет, чтобы бедной девушке помочь. Я уж про купечество и не говорю - с тех что взять! Они и в театр-то не ходят; разве какой уж ошалеет совсем, так его словно ветром туда занесет... так от таких чего ожидать, окромя безобразия.


 


Входит Нароков.


 


 


ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ


 


Домна Пантелевна и Нароков.


 


Домна Пантелевна. А, Прокофьич, здравствуй!


Нароков (мрачно). Здравствуй, Прокофьевна!


Далее