Книга о жизни (Книга третья. Начало неведомого века.)

Страница добавлена в закладки

Зал с фонтаном


 

Правительство переехало из Петрограда в Москву. Вскоре после этого редакция "Власти народа" послала меня в Лефортовские казармы. Там среди демобилизованных солдат должен был выступать Ленин.

Был слякотный вечер. Огромный казарменный зал тонул в дыму махорки. В заросшие пылью окна щелкал дождь. Пахло кислятиной, мокрыми шинелями и карболкой. Солдаты с винтовками, в грязных обмотках и разбухших бутсах сидели прямо на мокром полу.

Большей частью это были солдаты-фронтовики, застрявшие в Москве после Брестского мира. Им все было не по душе. Они никому и ничему не верили. То они шумели и требовали, чтобы их немедленно отправили на родину, то наотрез отказывались уезжать из Москвы и кричали, что их обманывают и под видом отправки на родину хотят снова погнать против немцев. Какие-то пронырливые люди и дезертиры мутили солдат. Известно, что простой русский человек, если его задергать и запутать, внезапно разъяряется и начинает бунтовать. В конечном счете от этих солдатских бунтов чаще всего страдают каптеры и кашевары.

В то время по Москве шел упорный слух, что солдаты в Лефортове могут со дня на день взбунтоваться.

Я с трудом втиснулся в казарму и остановился позади. Солдаты недоброжелательно и в упор рассматривали штатского чужака.

Я попросил дать мне пройти поближе к фанерной трибуне. Но никто даже не шевельнулся. Настаивать было опасно. То тут, то там солдаты, как бы играя, пощелкивали затворами винтовок.

Один из солдат протяжно зевнул.

- Тягомотина! - сказал он и поскреб под папахой затылок.- Опять мудровать-уговаривать будут. Сыты мы этими ихними уговорами по самую глотку.

- А что тебе требуется!. Махра есть, кое-какой приварок дают - и ладно!

- Поживи в Москве, погуляй с девицами,- добавил со смешком тощий бородатый солдат.- Схватишь "сифон", будет у тебя пожизненная память о первопрестольной. Заместо георгиевской медали.

- Чего они тянут! - закричали сзади и загремели прикладами по полу.- Давай разговаривай! Раз собрали окопное общество, так вали, не задерживай!

- Сейчас заговорит.

- Кто?

- Вроде Ленин.

- Ле-енин! Буде врать-то! Не видал он твоей ряшки.

- Ему не с кем словом перекинуться, как только с тобой, полковая затычка.

- Ей-бо, он!

- Знаем, что он скажет.

- Разведут всенощное бдение.

- Животы от лозунгов уже подвело. Хватит!

- Слышь, братва, на отправку не поддавайся!

- Сами себя отправим. Шабаш!

Вдруг солдаты зашумели, задвигались и начали вставать. Махорочный дым закачался волнами. И я услышал, ничего не различая в полумраке и слоистом дыму, слегка картавый, необыкновенно спокойный и высокий голос:

- Дайте пройти, товарищи.

Далее