Рассказы Паустовского

Страница добавлена в закладки

Рувим Фраерман


- Хозяин, - сказал он, наконец, угрюмым басом, - дайте мне микроскоп, чтобы я мог рассмотреть, стакан это или наперсток

После этих слов события в духане начали разворачиваться, как писали в старину, с головокружительной быстротой.

Хозяин вышел из за стойки. Лицо его налилось кровью В глазах сверкал зловещий огонь. Он медленно подошел к Соловейчику и спросил вкрадчивым, но мрачным голосом`

- Как сказал? Микроскопий Соловейчик не успел ответить

- Нет для тебя вина` - закричал страшным голосом хозяин, схватил за угол скатерть и сдернул ее широким жестом на пол - Нет! И не будет! Уходи, пожалуйста!

Бутылки, тарелки, жареный сулугуни - все полетело на пол Осколки со звоном разлетелись по всему духану За перегородкой вскрикнула испуганная женщина, а на улице зарыдал, икая, осел

Посетители вскочили, зашумели, и только один Фраерман начал заразительно хохотать

Он смеялся так искренне и простодушно, что постепенно развеселил и всех посетителей духана А потом и сам хозяин, махнув рукой, заулыбался, поставил перед Фраерманом бутылку лучшего вина - изабеллы - и сказал примирительно Соловейчику

- Зачем ругаешься? Скажи по-человечески Разве русского языка не знаешь?

Я познакомился после этого случая с Фраерманом, и мы быстро сдружились Да и трудно было не подружиться с ним - человеком открытой души, готовым пожертвовать всем ради дружбы

Нас объединила любовь к поэзии и литературе. Мы просиживали ночи напролет в моей тесной каморке и читали стихи. За разбитым окном шумело во мраке море, крысы упорно прогрызали пол, порой вся наша еда за день состояла из жидкого чая и куска чурека, но жизнь была прекрасна Чудесная действительность дополнялась строфами Пушкина и Лермонтова, Блока и Багрицкого (его стихи тогда

впервые попали в Батум из Одессы), Тютчева и Маяковского.

Мир для нас существовал, как поэзия, а поэзия - как мир.

Молодые дни революции шумели вокруг, и можно было петь от радости перед зрелищем счастливой дали, куда мы шли вместе со всей страной.

Фраерман недавно приехал с Дальнего Востока, из Якутии. Там он сражался в партизанском отряде против японцев. Длинные батумские ночи были заполнены его рассказами о боях за Николаевск-на-Амуре, об Охотском море, Шантарских островах, буранах, гиляках и тайге.

В Батуме Фраерман начал писать свою первую повесть о Дальнем Востоке. Называлась она "На Амуре". Потом, после многих авторских придирчивых исправлений, она появилась в печати под названием "Васька-гиляк". Тогда же в Батуме Фраерман начал писать свой "Буран" - рассказ о человеке в гражданской войне, повествование, полное свежих красок и отмеченное писательской зоркостью.

Назад Далее