Рассказы Пришвина

Лада


Три года тому назад был я в Завидове, в хозяйстве Военно охотничьего общества. Егерь Николай Камолов предложил мне посмотреть у своего племянника в лесной сторожке его годовалую сучку, пойнтера Ладу. Как раз в то время собачку себе я приискивал. Пошли мы наутро к племяннику. Осмотрел я Ладу: чуть чуть она была мелковата, чуть чуть нос для сучки был короток, а прут толстоват. Рубашка у неё вышла в мать, жёлто пегого пойнтера, а чутьё и глаза – в отца, чёрного пойнтера. И так это было занятно смотреть: вся собака в общем светлая, даже просто белая с бледно жёлтыми пятнами, а три точки на голове – глаза и чутьё – как угольки. Головка, в общем, была очаровательная, весёлая. Я взял хорошенькую собачку себе на колени, дунул ей в нос – она сморщилась, вроде как бы улыбнулась, я ещё раз дунул – она сделала попытку меня за нос схватить. – Осторожней! – предупредил меня старый егерь Камолов. И рассказал мне, что у его свата случай был: тоже вот так дунул на собаку, а она его за нос, и так человек на всю жизнь остался без носа. Хозяин Лады очень обрадовался, что собака нам понравилась: он не понимал охоты и рад был продать ненужную собаку. – Какие умные глаза! – обратил моё внимание Камолов. – Умница! – подтвердил племянник. – Ты, дядя Николай, главное, хлещи её, хвощи как ни можно сильней, она всё поймёт. Мы посмеялись с егерем этому совету, взяли Ладу и отправились в лес пробовать её поиск, чутьё. Конечно, мы действовали исключительно лаской, давали по кусочку сала за хорошую работу, за плохую – самое большое пальцем грозили. В один день умная собака поняла всю нашу премудрость, а чутьё, наверно, ей досталось от деда, Камбиза: чутьё небывалое! Весело было возвращаться на хутор: не так то легко ведь найти собаку такую прекрасную. – Не Ладой бы её звать, а Находкой: настоящая находка! – повторял Камолов. И так мы, оба очень радостные, приходим в сторожку. – А где же Лада? – спросил нас удивлённо хозяин. Глянули мы – и видим: действительно с нами нет Лады. Всё время шла с нами, а как вот к дому подошла, словно провалилась сквозь землю. Звали, манили, ласково и грозно: нет и нет. Так вот и ушли с одним горем. А хозяину тоже не сладко. Так нехорошо вышло. Хотели хоть что нибудь хозяину дать – нет, не берёт. – Только собрались Находкой назвать, – сказал Камалов. – Не иначе как леший увёл! – посмеялся на прощание племянник. 

Далее