Рассказы Пришвина

Старухин рай


Старушка одна шла по дороге. Закружилась у нее голова: нездорова была. – Видно, делать нечего, – сказала старушка, – пришел мой час помирать. Огляделась вокруг себя, где бы ей получше было тут прилечь и помереть. – Не два же века жить, – сказала она себе, – надо и молодым дать дорогу. И увидела она чистую лужайку, всю покрытую густой травой муравой. Белая, чистая тропинка с отпечатками босых человеческих ног проходила через полянку. А посередине была старая разваленная поленница, мохом от времени закрылась, поросла высокими былинками. Понравилась эта мягкая поленница старухе. – Не два же века жить! – повторила она. И легла туда, в прутики, сама, ноги же вытянула на тропинку: пойдут когда нибудь люди, ноги заметят и похоронят старуху. Под вечер идем мы с охоты по этой самой тропинке и видим: человеческие ноги лежат, а на поленнице воробьи между собой разговаривают. Чудесно это бывает на вечерней алой зорьке, воробушки так, бывает, соберутся кучкой и, как дружные люди, между собой наговориться не могут: «Жив!» – говорят, вроде того, как бы радуется каждый, что жив, и каждый об этом всем говорит. Но вдруг все эти воробьи – пырх! – и улетели. А на месте их, среди былинок, показалась старушкина голова. Живой рукой мы тут чай развели, обогрели старуху, обласкали, она ожила, повеселела и стала нам рассказывать, как она тут, в этой поленнице, собралась помирать. – Вот, милые охотнички, – рассказала она, – закружилась у меня голова, и я думаю: не два же века мне жить, надо дать дорогу и вам, молодым. Ну, легла я в эту мягкую поленницу, в эти самые былинки. И стало мне хорошо, как в раю. Так и подумала, что все кончилось мне на земле. И тут прилетели птички; думаю, наверно, райские, вот какие хорошенькие петушки и курочки, вот какие ласковые и уветливые. Я таких птушек на земле никогда не видала. А что они между собой говорили, то мне было все там понятно – один скажет: жив! и другой отвечает: и я жив! И все так повторяют друг другу: жив, жив, жив! Простые птушки, подумала я, тут, в раю, понимают, как хорошо жить на свете, а у нас, на земле, люди все то жалуются, всем то им нехорошо. Тут один петушок, задорный такой, сел на веточку против самого моего рта, чирикнул: – На, вот тебе! Долго ли петушку, и капнул мне в самый рот, и поняла я, что не на небе лежу, на земле. – Что ж, – засмеялись мы, – или ты думала: в раю птицы не капают? – Нет, батюшки мои милые, не к тому я говорю, что птицы на небе не капают, а к тому, что не след у нас на земле рот разевать.