Повести Пришвина

Этажи леса


БЕЛИЧЬЯ ПАМЯТЬ

Сегодня, разглядывая на снегу следы зверушек и птиц, вот что я по этим
следам прочитал: белка пробилась сквозь снег в мох, достала там с осени
спрятанные два ореха, тут же их съела - я скорлупки нашел. Потом отбежала
десяток метров, опять нырнула, опять оставила на снегу скорлупу и через
несколько метров сделала третью полазку.
Что за чудо? Нельзя же подумать, чтобы она чуяла запах ореха через
толстый слой снега и льда. Значит, помнила с осени о своих орехах и точное
расстояние между ними.
Но самое удивительное - она не могла отмеривать, как мы, сантиметры, а
прямо на глаз с точностью определяла, ныряла и доставала. Ну как было не
позавидовать беличьей памяти и смекалке!


ВАЛЬДШНЕП

Весна движется, но медленно. В озерке, еще не совсем растаявшем,
лягушки высунулись и урчат. Орех цветет, но еще не пылят желтой пыльцой его
сережки. Птичка на лету зацепит веточку, и не полетит от веточки желтый
дымок.
Исчезают последние клочки снега в лесу. Листва из-под снега выходит
плотно слежалая, серая.
Неподалеку от себя я разглядел птицу такого же цвета, как эта
прошлогодняя листва, с большими черными выразительными глазами и носом
длинным, не менее половины карандаша.
Мы сидели неподвижно; когда вальдшнеп уверился, что мы неживые, он
встал на ноги, взмахнул своим карандашом и ударил им в горячую прелую
листву.
Невозможно было увидеть, что он там достал себе из-под листвы, но
только мы заметили, что от этого удара в землю сквозь листву у него на носу
остался один круглый осиновый листик.
Потом прибавился еще и еще. Тогда мы спугнули его; он полетел вдоль
опушки, совсем близко от нас, и мы успели сосчитать: на клювике у него было
надето семь старых осиновых листиков.


ГОСТИ

Сегодня с утра стали собираться к нам гости. Первая прибежала
трясогузка, просто так, чтобы только на нас посмотреть. Прилетел к нам в
гости журавль и сел на той стороне речки, в желтом болоте, среди кочек, и
стал там разгуливать. Еще скопа прилетела, рыбный хищник, нос крючком, глаза
зоркие, светло-желтые, высматривала себе добычу сверху, останавливалась в
воздухе для этого и пряла крыльями. Коршун с круглой выемкой на хвосте
прилетел и парил высоко.
Прилетел болотный лунь, большой любитель птичьих яиц. Тогда все
трясогузки помчались за ним, как комары. К трясогузкам вскоре присоединились
вороны и множество птиц, стерегущих свои гнезда, где выводились птенцы. У
громадного хищника был жалкий вид: этакая махина - и улепетывает от птичек
во все лопатки.
Неустанно куковала в бору кукушка.
Цапля вымахнула из сухих старых тростников.
Болотная овсянка пикала и раскачивалась на одной тоненькой тростинке.
Землеройка пискнула в старой листве.

Далее