Книги очерков

Господа ташкентцы (ТАШКЕНТЦЫ ПРИГОТОВИТЕЛЬНОГО КЛАССА. ПАРАЛЛЕЛЬ ЧЕТВЕРТАЯ )


Никто не мог сказать определительно, каким образом  Порфирий  Велентьев
сделался финансистом. Правда,  что  еще  в  1853  году,  пользуясь  военными
обстоятельствами того времени, он уже написал проект под названием:

             Дешевейший способ продовольствия армии и флотов!!
                                    или
    Колбаса из еловых шишек с примесью никуда негодных мясных обрезков!!

     в котором, описывая питательность и долгосохраняемость изобретенного им
продукта,  требовал,  чтобы  ему  отвели  до  ста  тысяч  десятин  земли   в
плодороднейшей полосе России для  устройства  громадных  размеров  колбасной
фабрики, взамен же того предлагал  снабжать  армию  и  флот  изумительнейшею
колбасою по баснословно дешевым ценам. Но, увы!  тогда  время  для  проектов
было тугое, и хотя некоторые помощники столоначальников  того  ведомства,  в
котором служил Велентьев, соглашались, что "хорошо бы,  брат,  разом  этакой
кус урвать", однако в высших сферах никто Порфирия за финансиста не  признал
и проектом его не соблазнился. Напротив того, ему было даже  внушено,  чтобы
он "несвойственными дворянскому званию вымыслами впредь  не  занимался,  под
опасением высылки за пределы цивилизации". На том это  дело  и  покончилось.
Порфирий  года  четыре  прожил  смирно,  состоя  на  службе   в   одном   из
департаментов министерства финансов.
     Но молчание его было вынужденное, и  втайне  Велентьев  все-таки  давал
себе слово во что бы ни стало возвратиться к проекту о колбасе.  Перечитывая
стекающиеся отовсюду ведомости о положении в казначействах сумм и  капиталов
всевозможных   наименований,   он   пускался   в    вычисления,    доказывал
недостаточность употреблявшихся в то время способов для извлечения  доходов,
требовал  учреждения  особого  министерства  под   названием   "министерства
дивидендов и раздач", и, указывая на неисчерпаемые богатства России, лежащие
как на поверхности земли, так и в недрах оной, восклицал:
     - Столько богатств - и втуне! Ведь это, наконец, свинство!
     Но никто уже  не  верил  ему.  Даже  помощники  столоначальников  и  те
сомневались, хотя  каждому  из  них,  конечно,  было  бы  лестно  заполучить
местечко в  "министерстве  дивидендов  и  раздач".  Все  считали  Велентьева
полупомешанною  и  преисполненною  финансового  бреда  головой,   никак   не
подозревая, что близится  время,  когда  самый  горячечный  бред  не  только
сравняется с действительностью, но даже будет оттеснен последнею  далеко  на
задний план...
     Наконец наступил 1857 год, который всем открыл глаза. Это  был  год,  в
который впервые покачнулось пресловутое русское единомыслие и уступило место
не менее пресловутому русскому галдению. Это был год, когда выпорхнули целые
Далее