Книги очерков

Дневник провинциала в Петербурге. Часть VI


"Так вот вы каковы! - думалось мне,  покуда  я  шел  к  Прелестнову,  -
заговорщики! почти что революционеры!"
     Вот к чему привело классическое образование! вот что значит положить  в
основание дальнейшей деятельности диссертацию "Гомер как человек, как поэт и
как гражданин"! Ум, вскую шатающийся, ум,  оторванный  от  действительности,
воспитанный в преданиях Греции и Рима, может ли такой  ум  иметь  что-нибудь
другое в виду, кроме систематического, подрывающего  основы  общественности,
пенкоснимательства?
     А что, ежели они... да с оружием в руках! Страшно подумать!
     А мы-то сидим в провинции и  думаем,  что  это  просто  невинные  люди,
которые увидят забор - поют: забор! забор! увидят реку - поют:  река!  река!
Как бы не так - "забор"! Нет, это люди себе на  уме;  это  люди,  которые  в
совершенстве усвоили суворовскую тактику. "Заманивай! заманивай!"  -  кричат
они друг другу, и все  бегут,  все  бегут  куда  глаза  глядят,  затылком  к
опасности!
     И как хитро все это придумано!  По  наружности,  вы  видите  как  будто
отдельные издания: тут и  "Старейшая  Всероссийская  Пенкоснимательница",  и
"Истинный Российский  Пенкосниматель",  и  "Зеркало  Пенкоснимателя",  а  на
поверку выходит, что все это одна и та же сказка о белом бычке, что это лишь
рубрики  одного  и  того   же   ежедневно-еженедельно-ежемесячного   издания
"Общероссийская Пенкоснимательная Срамница"! Каков сюрприз!
     Но этого мало. Мало того что родные братья притворяются, будто они друг
другу только седьмая вода на киселе, - посмотрите, как они враждуют  друг  с
другом! "Мы, - говорит один, - и только одни мы имеем совершенно  правильные
и здравые понятия насчет института городовых, а вам об этом важном  предмете
и  заикаться  не  следует!"  -  "Нет,  -  огрызается  другой,   -   истинная
компетентность в этом деле не на вашей, а на нашей стороне. Мы первые подали
мысль о снабжении городовых  свистками  -  а  вы,  где  были  вы,  когда  мы
предлагали эту спасительную меру? И после этого вы осмеливаетесь утверждать,
что мы не имеем сказать ничего плодотворного по вопросу о городовых!  Но  мы
отдаем наш спор на суд публики и ей предоставляем  решить,  какого  названия
заслуживает взводимая на нас нахальная ложь!"
     Читая эти вдохновенные речи, мы,  провинциалы,  задумываемся.  Конечно,
говорим мы себе, эти люди невинны, но вместе  с  тем  как  они  непреклонны!
посмотрите, как они козыряют друг друга!  Как  они  способны  замучить  друг
друга по вопросу о выеденном яйце!
     Обман  двойной!  во-первых,  они  не  невинны;  во-вторых,  совсем   не
непреклонны, и ежели затеяли  между  собой  полемику,  то  единственно,  как
говорится, для оживления своих столбцов и страниц.
Далее