Книги очерков

ПИСЬМА К ТЕТЕНЬКЕ (Письма одиннадцатое-пятнадцатое)


ПИСЬМО ОДИННАДЦАТОЕ

   Милая тетенька.
   Представьте себе, ведь Ноздрев-то осуществил свое намерение: передо мною лежат уж два номера его газеты. Называется она, как я посоветовал: "Помои -- издание ежедневное". Без претензий и мило. В программе-объявлении сказано: "мы имеем в виду истину" -- еще милее. Никаких других обещаний нет, а коли хочешь знать, какая лежит на дне "Помоев" истина, так подписывайся. "Мы не пойдем по следам наших собратов, -- говорится дальше в объявлении, -- мы не унизимся до широковещательных обещаний, но позволим сказать одно: кто хочет знать истину, тот пусть читает нашу газету, в противном же случае пусть не заглядывает в нее -- ему же хуже!" А в выноске к слову "истина" сделано примечание: "Все новости самые свежие будут получаться нами из первых рук, немедленно и из самых достоверных источников". А в том числе, конечно, будет получаться и клевета.
   Внешний вид газеты действует чрезвычайно благоприятно. Большого формата лист; бумага -- изумительно пригодная; печать -- сделала бы честь самому Гутенбергу; опечаток столько, что редакция может прятаться за ними, как за каменной стеной. Внизу подписано: редактор-издатель Ноздрев; но искусно пущенный под рукою слух сделал известным, что главный воротило в газете -- публицист Искариот. Не тот, впрочем, Искариот, который удавился, а приблизительно. Ноздрев даже намеревался его ответственным редактором сделать (то-то бы розничная продажа пошла!), но не получил разрешения, потому что формуляр у Искариота нехорош.
Далее