Хроники и романы Салтыкова-Щедрина

История одного города (Фантастический путешественник)


Фантастический путешественник

  
   Едва успели глуповцы поправиться, как бригадирово легкомыслие чуть-чуть не навлекло на них новой беды.
   Фердыщенко вздумал путешествовать.
   Это намерение было очень странное, ибо в заведовании Фердыщенка находился только городской выгон, который не заключал в себе никаких сокровищ ни на поверхности земли, ни в недрах оной. В разных местах его валялись, конечно, навозные кучи, но они, даже в археологическом отношении, ничего примечательного не представляли. "Куда и с какою целью тут путешествовать?" Все благоразумные люди задавали себе этот вопрос, но удовлетворительно разрешить не могли. Даже бригадирова экономка -- и та пришла в большое смущение, когда Фердыщенко объявил ей о своем намерении.
   -- Ну, куда тебя слоняться несет? -- говорила она, -- на первую кучу наткнешься и завязнешь! Кинь ты свое озорство, Христа ради!
   Но бригадир был непоколебим. Он вообразил себе, что травы сделаются зеленее и цветы расцветут ярче, как только он выедет на выгон. "Утучнятся поля, прольются многоводные реки, поплывут суда, процветет скотоводство, объявятся пути сообщения", -- бормотал он про себя и лелеял свой план пуще зеницы ока. "Прост он был, -- поясняет летописец, -- так прост, что даже после стольких бедствий простоты своей не оставил".
   Очевидно, он копировал в этом случае своего патрона и благодетеля, который тоже был охотник до разъездов (по краткой описи градоначальникам, Фердыщенко обозначен так: бывый денщик князя Потемкина) и любил, чтоб его везде чествовали.
   План был начертан обширный. Сначала направиться в один угол выгона; потом, перерезав его площадь поперек, нагрянуть в другой конец; потом очутиться в середине, потом ехать опять по прямому направлению, а затем уже куда глаза глядят. Везде принимать поздравления и дары.
   -- Вы смотрите! -- говорил он обывателям, -- как только меня завидите, так сейчас в тазы бейте, а потом зачинайте поздравлять, как будто я и невесть откуда приехал!
   -- Слушаем, батюшка Петр Петрович! -- говорили проученные глуповцы; но про себя думали: "Господи! того гляди, опять город спалит!"
Далее