Книги очерков

ГУБЕРНСКИЕ ОЧЕРКИ (ВЫГОДНАЯ ЖЕНИТЬБА)


СЦЕНА I

Театр представляет комнату весьма бедную; по стенам поставлено несколько стульев под красное дерево, с подушками, обтянутыми простым холстом. В простенке, между двумя окнами, стол, на котором разбросаны бумаги. У одной стены неубранная кровать. Вообще, убранство и порядок комнаты обнаруживают в жильце ее отсутствие всякого стремленья к чистоте и опрятности.

  
   Дернов. Долго-таки заставил он меня дожидаться: с час времени проморил в передней. Потом выходит, да без парика и без зубов, в какой-то полосатой поддевочке -- и не узнал я его совсем. "Ну что ж, говорит, жениться, что ли, хочешь?" -- "Точно так-с, говорю я, коли будет от вашего высокородия милость, разрешите". А он мне: "У меня, братец, на этот счет своя идея есть: вам, подьячим, без крайней надобности жениться не следует". -- "Сделайте, говорю, ваше высокородие такую милость! кабы не крайность моя, я бы и утруждать не осмелился". -- "А что за невестой дают?" -- "Пять платьев да два монто, одно летнее, другое зимнее; из белья тоже все как следует; самовар-с; нас с женой на свой кошт год содержать будут, ну и мне тоже пару фрашную, да пару сертушную". -- "А из денег: ничего?" -- "Ничего", говорю. -- "Ну, так и нет тебе разрешенья; вы, говорит, подьячие, все таковы: чуть попал в столоначальники, уж и норовит икру метать. Вашего крапивного семени столько развелось, что деваться некуда". Я было рот разинул, чтоб еще попросить, так куда тебе: повернул спину, да и был таков.
   Гирбасов. Что ж ты намерен теперь с этим делать, Саша?
   Дернов. А уж, право, и сам не знаю. Пойду завтра к Порфирию Петровичу, паду им в ноги; пусть что хотят со мной делают, а без женитьбы мне невозможно.
   Гирбасов. Да, без жены какая же и жизнь!

 

Несколько секунд молчания.

 

   Дернов. Ты посуди сам: ведь я у них без малого целый месяц всем как есть продовольствуюсь: и обед, и чай, и ужин -- все от них; намеднись вот на жилетку подарили, а меня угоразди нелегкая ее щами залить; к свадьбе тоже все приготовили и сукна купили -- не продавать же. На той неделе и то Вера Панкратьевна, старуха-то, говорит: "Ты у меня смотри, Александра Александрыч, на попятный не вздумай; я, говорит, такой счет в правленье представлю, что угоришь!" Вот оно и выходит, что теперича все одно: женись -- от начальства на тебя злоба, из службы, пожалуй, выгонят; не женись -- в долгу неоплатном будешь, кажный обед из тебя тремя обедами выйдет, да чего и во сне-то не видал, пожалуй, в счет понапишут. Нет, уж воля начальства, а не жениться мне никак нельзя -- все одно что в петлю лезть.
   Гирбасов. Ну, а у Якова Астафьича был?
   Дернов. Был.
   Гирбасов. Что ж он?
Далее