Книги очерков

Помпадуры и помпадурши (ОН!!)


Lui!.. toujours lui!!
                                                     Victor Hugo (*84)

   Совершенно неожиданно, вследствие каких-то "новых  веяний  времени",  в
нашем городе сделалось праздным место помпадура. Само  собой,  в  ожидании
назначения  нового  помпадура,  провинция  всецело   предалась   ажитации.
Загадывали и на того, и на другого, и на третьего, и, как всегда,  в  этих
загадываниях первое место принадлежало личным качествам  тех,  на  которых
мог пасть жребий уловлять вселенную. При отсутствии  руководства,  которое
давало бы определенный ответ на  вопрос:  что  такое  помпадур?  -  всякий
чувствовал себя как бы отданным на поругание и ни к чему  другому  не  мог
приурочить колеблющуюся мысль, кроме тех смутных  данных,  которые  давали
сведения о темпераменте, вкусах, привычках  и  степени  благовоспитанности
той  или  другой  из  предполагаемых  личностей.  Про   одного   говорили:
"строгонек!"; про другого: "этот подтянет!"; про третьего:  "всем  был  бы
хорош, да жена у него анафема!"; про четвертого: "вы не смотрите,  что  он
рот распахня ходит, а он бедовый!"; про пятого прямо рассказывали, как он,
не обнаружив ни малейшего  колебания,  пришел  в  какое-то  присутственное
место и прямо сел на тот самый закон, который,  так  сказать,  регулировал
самое существование того места. И никому не  приходило  в  голову  сказать
себе: что же мне за дело до того, каков будет новый помпадур, хорош  собой
или дурен, добрая у него жена или анафема? Как будто  всякий,  сознательно
или  бессознательно,  чувствовал,  что  в   этой-то   комбинации   личного
темперамента и внешней обстановки именно и замыкается разгадка будущего...
   Как  сказано  выше,  старый   наш   помпадур   упразднился   совершенно
неожиданно. Мы жили с ним в самых дружелюбных отношениях.  Ни  он  нас  не
трогал, ни мы его не обижали. Хотя нравственные и умственные его  качества
всего ближе определялись пословицей: "не лыком шит", но так как  вопрос  о
том, насколько полезны щегольской работы помпадуры, еще не  решен,  то  мы
довольствовались и тем, что у нас хоть плохонький, да зато дешевенький. Мы
не страдаем шовинизмом; нам не нужно ни  блестящих  усмирений,  ни  смелых
переходов через Валдайские горы (*85). Наш помпадур сидел смирно - и этого
было с нас достаточно. Бывало, как ни послышишь, - кругом нас везде война.
Бьют в барабаны, в трубы играют. В одном месте помпадур целое  присутствие
наголову разбил; в другом - рассеял целый легион  прохожих  людей,  причем
многих услал в заточение; в третьем -  в  двух  словах  изъяснил  столько,
сколько другому не изъяснить в целой сотне округленных периодов. А у нас -
благодать. О внешних и  внутренних  врагах  -  нет  слуха;  походов  -  не
предвидится даже в отдаленном будущем;  ни  барабанного  боя,  ни  трубных
Далее