Повести и рассказы Шолохова

О ДонПродКоме и злоключениях заместителя


 

О ДонПродКоме и злоключениях заместителя



      Я, Игнат Птицын - казачок Проваторовской станицы,- собою был гожий парень: за поясом у меня маузер в деревянной упаковке, две гранаты, за плечиком винтовка, а патронов, окромя подсумка, полны карманы, так что шаровары на череслах не держатся, и мы их бечевочкой все подпоясывали. Глаза у меня были быстрые, веселые, ажно какие-то ужасные: бабы, бывалочка, пугались. Примолвишь какую-нибудь на походе, а она после, как освоится, и говорит: "Фу, Игнаша, до чего ваши глаза зверские, глядишь в них, никак не наглядишься". 
      Ну и все прочее было позволительное: голосок - как у черта волосок, с хрипотцой. 
      В эту пору был я в станице Тепикинской на продработе. 
      В девятнадцатом году это было, весной. А в Проваторовской на одних со мной чинах хлеб качал дружок мой, тесный товарищ Гольдин. Сам он из еврейскова классу. Парень был не парень, а огонь с порохом и хитер выше возможностев. Я - человек прямой, у меня без дуростев, я хлеб с нахрапом качал. Приду со своими ангелами к казаку, какой побогаче, и сначала его ультиматой: "Хлеб!" - "Нету".- "Как нету?" - "Никак, говорит, гадюка, нету". Ну я ему, конешно, без жалостен маузер в пупок воткну и говорю малокровным голосом: "Десять пулев в самостреле, десять раз убью, десять раз закопаю и обратно наружу вырою! Везешь?" - "Так точно, говорит, рад стараться, везу!" 

Далее